Вестник Санкт-Петербургского университета. Философия и конфликтология https://philosophyjournal.spbu.ru/ <p>«Вестник Санкт-Петербургского университета. Философия и конфликтология» — научно-теоретический рецензируемый журнал, обобщающий результаты исследований ученых всего мира в области традиционных философских дисциплин — онтологии, теории познания, логики, этики, социальной философии, эстетики, истории философии, философии культуры и философии религии, а также актуальные разработки в конфликтологии, философии политики и права.</p> Санкт-Петербургский государственный университет ru-RU Вестник Санкт-Петербургского университета. Философия и конфликтология 2542-2278 <p>Статьи журнала «Вестник Санкт-Петербургского университета. Философия и конфликтология» находятся в открытом доступе и распространяются в соответствии с условиями <a title="Лицензионный Договор" href="/about/submissions#LicenseAgreement" target="_blank">Лицензионного Договора</a> с Санкт-Петербургским государственным университетом, который бесплатно предоставляет авторам неограниченное распространение и самостоятельное архивирование.</p> Проблема традиции и философские стратегии современности https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/13333 <p>Статья посвящена вопросу о&nbsp; соотношении становления философской методологии в&nbsp;эпоху модерна и&nbsp;проблематизации традиции в&nbsp;гуманитарном знании. Авторы считают, что тема традиции явилась одним из&nbsp;отправных пунктов развития гуманитарного знания и&nbsp;одновременно способствовала методологическому расширению философских исследований. Уже в&nbsp;конце XVIII&nbsp;в. романтики, увлеченные стариной, предприняли попытки рационального истолкования возникновения религиозных текстов Средневековья. Их преимущественный интерес к&nbsp; истории привел к&nbsp; догадке о&nbsp; том, что любая форма знания может быть рационально реконструирована. Но для этого следовало расширить фактографию каждого из&nbsp; исследуемых феноменов. Романтики тем самым во многом предвосхитили исследовательские интенции классического позитивизма, не оказываясь от определяющей роли интеллектуальной интуиции, схватывающей опытное содержание сознания понятием. В&nbsp;этом направлении развивалось все гуманитарное знание (история, психология, языкознание) второй половины XIX&nbsp;в. Особое внимание авторы обращают на интерес В.Дильтея к&nbsp;теме традиции и&nbsp;конгениальность философской герменевтике и&nbsp;поздней феноменологии Э.Гуссерля. Далее на примере школы «Анналов» анализируется роль феноменологии и&nbsp;герменевтики в&nbsp;развитии исторической методологии и&nbsp;затем&nbsp;— роль последней в&nbsp;зарождении и&nbsp;развитии структурализма. К&nbsp; середине XX столетия образовался круг мыслителей, по мнению которых в&nbsp;традиции воспроизводятся древнейшие принципы, лежащие в&nbsp;основе мировоззрений всех известных цивилизаций. С&nbsp;этой точки зрения традиция предстает не просто как архаическое образование, а&nbsp;как непрерывно осуществляющийся универсум, сохраняющий репродуктивную способность, несмотря на изменяющиеся внешние условия. Таким образом, оправданно говорить о&nbsp;космологическом и&nbsp;онтологическом статусе традиции. В&nbsp;заключение авторы выдвигают гипотезу, что философский традиционализм Р.Генона и&nbsp;его последователей, декларируя неприятие новоевропейского рационализма, воспроизводит общую методологическую модель эпохи и&nbsp;предвосхищает интеллектуалов постмодерна.</p> Алексей Михайлович Соколов Никита Всеволодович Кузнецов Copyright (c) 2021 Алексей Михайлович Соколов, Никита Всеволодович Кузнецов 2021-12-31 2021-12-31 37 4 582 597 10.21638/spbu17.2021.401 The mystery of development: An unenchanted future https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/13365 <p>В статье рассмотрены актуальные проблемы цивилизационного развития, механизмы возникновения нового мира. Сам по себе процесс цивилизационного развития сложен, динамичен и&nbsp;многовариантен. Общество потребления, доминирующее ныне в&nbsp;мире, зачастую рассматривается в&nbsp;качестве единственно возможной перспективы современной цивилизации, а&nbsp;его идеалы и&nbsp;ценности представляются в&nbsp;качестве образца для подражания. Предполагается, что ценностные установки такого рода общества обладают целым рядом преимуществ перед всеми прочими социальными и&nbsp;культурными типами организации общественной жизни и&nbsp;открывают безграничные возможности экономического развития для тех регионов, которые их принимают. Все более очевидными становятся и&nbsp;проблемы, возникающие в&nbsp;ходе реализации ценностных установок потребительского общества. Вопрос лишь в&nbsp;том, являются ли эти проблемы преходящими сложностями в&nbsp;движении такого типа общества к&nbsp;торжеству во всемирном масштабе или же они свидетельствуют о&nbsp;его исторической ограниченности и&nbsp;об отнюдь не безусловной преемственности его ценностных установок. Последний вопрос важен прежде всего для обществ, где данный тип организации социально-экономической и&nbsp;культурной жизни не является органичным и&nbsp;где возможны иные перспективы развития цивилизации. В&nbsp;условиях глобальной нестабильности возникают связи и&nbsp;взаимодействия, которые фиксируют некую новую целостность. Здесь с&nbsp;методологической точки зрения важно установить, с&nbsp;каких позиций мы эту целостность будем рассматривать. Интересны сам механизм и&nbsp;мотивы выбора нового, роль в&nbsp;этом действе столкновения культур, конфликт ценностей, зарождение и&nbsp;укоренение новых жизненных смыслов. Поэтому так важно определить некоторые общие тенденции развития, чтобы разобраться: как все же рождается наше будущее и&nbsp;что выберет история на этот раз.</p> Alexander N. Danilov Copyright (c) 2021 Alexander N. Danilov 2021-12-31 2021-12-31 37 4 598 606 10.21638/spbu17.2021.402 Этика вне морали: современный немецкий гуманизм https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/13366 <p>В статье критически осмысляется этический компонент концепции эволюционного гуманизма, получившей новое прочтение в&nbsp;работах современного немецкого философа и&nbsp;критика религии Михаэля Шмидта-Саломона. Привлекая результаты современных исследований биологических наук, он дает собственную трактовку социально-биологическому смыслу альтруизма и&nbsp;эгоизма в&nbsp;формировании человеческой этики. Обращаясь к&nbsp;философскому наследию, он находит подтверждение своей теории в&nbsp;этике Эпикура, который обнаруживает в&nbsp;природе человека связь альтруизма и&nbsp;эгоизма, и&nbsp;видит в&nbsp;последнем корни альтруистического поведения. Развивая идею о&nbsp;просвещенном гуманизме, Шмидт-Саломон представляет собственную альтернативу десяти библейским заповедям в&nbsp; форме рекомендательных предписаний человеку для счастливой жизни. В&nbsp;его концепции также можно найти собственное понимание категорического императива. Он представляет собой в&nbsp; несколько измененной форме принцип марксистского гуманизма: «низвергнуть все отношения, в&nbsp;которых человек представляется как униженное, порабощенное, покинутое, одинокое существо». Особое внимание в&nbsp;статье уделено авторскому подходу размежевания морали и&nbsp;этики. Декларируемая этика эволюционного гуманизма не основывается на каких-либо нормах поведения. Она рассматривает лишь случаи, когда возникает конфликт интересов двух и&nbsp;большего количества индивидов, и&nbsp; имеет своей целью «справедливое» разрешение таких конфликтов. Шмидт-Саломон постулирует ненужность морали при подобном построении этики. Как некоторые следствия из&nbsp;этого приводятся право человека на самоопределение, сходные права животных. Также рассматривается критика Шмидта-Саломона в&nbsp; отношении религиозной этики. Отмечена значительная противоречивость этической концепции эволюционного гуманизма. Так, показано, что помимо утилитаристкой этики, ограничивающейся конфликтами интересов, она включает в&nbsp;себя и&nbsp;вполне деонтологические утверждения, и&nbsp;развернутую этику добродетели.</p> Екатерина Игоревна Коростиченко Copyright (c) 2021 Екатерина Игоревна Коростиченко 2021-12-31 2021-12-31 37 4 607 622 10.21638/spbu17.2021.403 Проект ретеоретизации политической философии в «Новой науке политики» Э.Фёгелина https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/13367 <p>Книга Э.Фёгелина «Новая наука политики», открывшая его политическую философию англоязычному научному миру, содержит множество революционных идей. В&nbsp;статье ставится задача проанализировать эти идеи, объяснив их сущность и&nbsp; взаимодействие. Авторы утверждают, что критика позитивистской науки о&nbsp;политике, обращение к&nbsp;классической политической философии, теория представительства и&nbsp;концепция политического гностицизма направлены на осуществление проекта ретеоретизации политической науки. По утверждению Фёгелина, политическая наука ХХ&nbsp;в. полностью деградировала и&nbsp;утратила свой теоретический характер. Для того чтобы восстановить истинное политическое знание, необходимо творчески переосмыслить опыт Платона и&nbsp;Аристотеля, которых Фёгелин считает истинными основателями политической науки. В&nbsp;античных теориях политики доминировал исторический и&nbsp;философский подход, утерянный после того, как политическое знание оказалось в&nbsp;руках позитивистов. Фёгелин говорит, что политическое мышление современности определено характером самой современности, которую он считает продуктом «великой гностической революции». Гностическая идеология, отцом которой он называет Иоахима Флорского, вышла за границы Средневековья и&nbsp;переросла пределы секты, подчинив себе все политические институты Запада. Большое значение в&nbsp;проекте Фёгелина имеет его теория представительства, согласно которой в&nbsp;общественном сознании существует набор символов, задающих форму и&nbsp; определяющих содержание представления общества о&nbsp; себе самом. Задача политической теории состоит в&nbsp; том, чтобы выявить и&nbsp; прояснить эти символы. В&nbsp;статье делается вывод о&nbsp;том, что все рассмотренные Фёгелином темы являются частью его общего плана восстановления истинной науки о&nbsp;политике. Этот план, утверждают авторы статьи, в&nbsp;«Новой науке политики» не только намечен, но&nbsp;и&nbsp;отчасти реализован, а&nbsp;сама работа Фёгелина представляет собой пример восстановленной политической философии.</p> Владимир Владимирович Прокопенко Владимир Михайлович Камнев Copyright (c) 2021 Владимир Владимирович Прокопенко, Владимир Михайлович Камнев 2021-12-31 2021-12-31 37 4 623 634 10.21638/spbu17.2021.404 Между этикой и технологией: метаморфозы этической экспертизы https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/13370 <p>В статье дается анализ ситуации, которая характеризуется тем, что представления о&nbsp;норме и&nbsp;границах человека, закрепленные этически, в&nbsp;настоящее время стали проблематизироваться и&nbsp; пересматриваться, становясь более подвижными. Данная проблема рассматривается на примере практики проведения и&nbsp;осмысления этической экспертизы. Описывается поиск новых форматов и&nbsp;институциональных форм этической экспертизы, в&nbsp;том числе опыт введения гуманитарной экспертизы как практики, отличной от практики этической экспертизы. Последняя предполагает защиту человека от воздействия на него новых технологий и&nbsp;нормативное обеспечение этой защиты. В&nbsp;отличие от нее гуманитарная экспертиза рассматривается как одна из&nbsp;разновидностей социальной инженерии, предполагающей моделирование новых ситуаций, в&nbsp;которых меняется и&nbsp;сам человек под воздействием новых достижений технонаук. Этическая экспертиза больше ориентирована на состоявшуюся ситуацию и&nbsp;ее сохранение, в&nbsp;отличие от нее гуманитарная экспертиза выстраивается как опережающее реагирование, вводящее в&nbsp; свою практику опыт нелинейного прогнозирования. Данный метаморфоз практик этической экспертизы авторы связывают с&nbsp;распространением прецедентов нарушения привычных и&nbsp; нормативно зафиксированных границ человека. Особенно ярко это видно на материале биомедицинских исследований, достижений генной инженерии (редактирование генома, трансплантация органов и&nbsp;др.), показывающих выход за пределы привычных представлений о&nbsp;границах человека и&nbsp;нечеловека. Отмечается методологический и&nbsp;концептуальный дефицит, связанный с&nbsp;обоснованием основ гуманитарной экспертизы. В&nbsp;работе описаны первые попытки спецификации гуманитарной экспертизы как новой институции и&nbsp;практики, в&nbsp;которой вводится роль эксперта как «участного субъекта». Дается рамочное представление о&nbsp;различии этической и&nbsp;гуманитарной экспертиз. Первая предполагает защиту существующих норм и&nbsp;границ человека, закрепленных в&nbsp;кодексах и&nbsp;декларациях. Вторая предполагает практику восстановления нормы человека в&nbsp;ситуации, когда она перестала быть фиксированной и&nbsp;общепринятой.</p> Наталья Алексеевна Синюкова Сергей Алевтинович Смирнов Copyright (c) 2021 Наталья Алексеевна Синюкова, Сергей Алевтинович Смирнов 2021-12-31 2021-12-31 37 4 635 646 10.21638/spbu17.2021.405 Проблема риска и ответственности в современном обществе https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/13371 <p>В статье рассматриваются изменения, произошедшие в&nbsp; характере рисков и&nbsp; угроз в&nbsp;современном обществе. Авторы обращаются к&nbsp;работам зарубежных и&nbsp;отечественных исследователей, внесших вклад в&nbsp; объяснение произошедших трансформаций в&nbsp; так называемом обществе риска. Внимание уделяется пониманию основ социологии риска в&nbsp;трудах О.Н.Яницкого; разнице между двумя типами современности У. Бека; разграничению риска и&nbsp;опасности Н.Лумана; новым свойствам рисков в&nbsp;условиях глобализации Э. Гидденса; способности социальных систем производить риски, описанной в&nbsp;работах О. Ренна; особенностям мира технологий высокого риска Ч.Перроу; способам адаптации к&nbsp;рискам, рассмотренным Е.В.Шлыковой; роли политики и&nbsp; государства в&nbsp; отношении рисков П.Словика и&nbsp; К.Терни. Авторы подчеркивают глобальный характер современных рисков. Отдельное внимание уделено неравенству общества, социальных общностей и&nbsp; индивидов перед угрозами, связанными с&nbsp;различными рисками. Рассматривается проблема ответственности и&nbsp;неизбежная политизация рисков. Раскрыт конфликтный характер взаимоотношения риск-производителей и&nbsp; риск-потребителей, связанный в&nbsp; том числе с&nbsp; разной мотивацией данных акторов. Поднимая вопросы политического вмешательства и&nbsp;управления в&nbsp; условиях «общества риска», авторы обращаются к&nbsp; проблеме справедливости. Отмечается, что ответственность, позитивные и&nbsp;негативные последствия риска должны равномерно распределяться между членами общества. Обратная ситуация чревата актуализацией серьезных конфликтов. Альтернативой такому развитию событий может быть открытое и&nbsp;широкое общественное обсуждение, которое может помочь отстоять интересы всех участников и&nbsp; урегулировать проблему дисбаланса на более справедливой основе. Авторы указывают на разные варианты адаптации к&nbsp;рискам и&nbsp;тенденции к&nbsp;формированию протестных настроений как одной из&nbsp;форм данной адаптации.</p> Даур Арнольдович Абгаджава Анна Георгиевна Пинкевич Елена Никитична Иванова Александр Иванович Стребков Copyright (c) 2021 Даур Арнольдович Абгаджава, Анна Георгиевна Пинкевич, Елена Никитична Иванова, Александр Иванович Стребков 2021-12-31 2021-12-31 37 4 647 656 10.21638/spbu17.2021.406 Risk studies at St. Petersburg State University: From tradition to new challenges https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/13374 <p>В статье исследуется более чем тридцатилетний опыт изучения риска учеными Санкт-Петербургского государственного университета. Авторами анализируется путь, пройденный от первых попыток встроить теорию риска в&nbsp;дискурс советской социологии до современных исследований риска и&nbsp; риск-рефлексии на стыке конфликтологии, социологии, политологии и&nbsp; психологии. Используя теории риска У.Бека, М.Дуглас, А.Вилдавски, Н.Лумана, Э.Гидденса, наряду с&nbsp; классическим для конфликтологии трудами Г.Зиммеля, Л.Козера, Л.Крисберга, авторы приходят к&nbsp;выводу, что в&nbsp;Санкт-Петербургском университете к&nbsp;настоящему времени институциализировалась своя научная школа, отличительной чертой которой является фокус внимания на риске как целостном феномене. В&nbsp;качестве примера такого подхода в&nbsp;статье демонстрируются результаты всероссийского исследования, проведенного в&nbsp;ноябре 2019&nbsp;г. в&nbsp;рамках исполнения гранта Российского научного фонда «Риск-рефлексии в&nbsp; современных российских стратегиях управления конфликтом». Показывается, что использованные в&nbsp;исследовании подходы позволили, с&nbsp;одной стороны, интерпретировать восприятие рисков с&nbsp;позиций динамики конфликта, его развития в&nbsp;разрушительном или конструктивном русле, с&nbsp;другой&nbsp;— дали возможность более адекватно выявить роль риск-рефлексий в&nbsp;интенсификации или ослаблении конфликта. Авторы приходят к&nbsp;выводу, что нынешняя фаза исследования рисков учеными Санкт-Петербургского университета характеризуется консолидацией исследований конфликтов и&nbsp;рисков, что позволяет исследовать любой риск как изначально конфликтное явление, в&nbsp;то время как риск-рефлексия рассматривается как особая дискурсивная практика, обладающая высоким манипулятивным потенциалом для формирования политической повестки дня, выбора способа защиты от угроз и&nbsp;т. д.</p> Andrei V. Aleinikov Artem N. Sunami Eric Shiraev Copyright (c) 2021 Andrei V. Aleinikov, Artem N. Sunami, Eric Shiraev 2021-12-31 2021-12-31 37 4 657 671 10.21638/spbu17.2021.407 Деконструкция дисциплинарной ортодоксии. К 80-летию Ю.Н.Солонина https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/13376 <p>В статье предпринята попытка комплексного аналитического обзора теоретического наследия Ю.Н.Солонина. Ю.Н.Солонин хорошо известен как политический деятель государственного масштаба, как успешный организатор жизни российского философского сообщества, однако его философские труды до сегодняшнего дня не получили должного внимания со стороны коллег. Во многом это объясняется тем, что написанные им работы весьма разнообразны по характеру, тематике, форме и&nbsp;жанру, разбросаны по различным, подчас труднодоступным, специальным и&nbsp;малотиражным изданиям, не систематизированы. Однако подобная внешняя хаотичность идей и&nbsp;форм их текстовой фиксации является не столько следствием профессионально нерадивости, сколько осознанной познавательной стратегией. Методологическая установка на системность, переживающая вместе с&nbsp; породившей ее классической рациональностью очевидный кризис, уже не может в&nbsp;полной мере удовлетворять современным запросам. Это касается и&nbsp;гуманитарного знания, и в&nbsp;частности философии. Альтернативой подобному, постклассическому по сути подходу может считаться подход холистический. Если с&nbsp;этой позиции рассматривать философское наследие Ю.Н.Солонина, то становятся очевидными вся оригинальность, глубина и&nbsp; ценность им написанного. В&nbsp; первую очередь это касается стилистики построения философского дискурса, в&nbsp;котором каждый текст «встраивается» в&nbsp;ситуационную предзаданность, продолжая и&nbsp;развивая однажды начатый разговор на определенную тему. Таким образом происходит «напластование» и&nbsp;«приращение смысла», тем самым налаживаются и&nbsp;обнаруживаются связи с&nbsp;другими фрагментами. Во-вторых, стилистически-тематическое пространство расширяется, дискредитируя конвенциональную незыблемость существующего дисциплинарного, научно-философского в&nbsp;первую очередь, канона. Можно говорить об особом, хоть и&nbsp;не исключительном, но&nbsp;достаточно редко встречающемся в&nbsp;истории, типе философствования. В&nbsp; статье демонстрируется, каким образом это происходит с&nbsp;такими традиционными для современной отечественной философии тематическими пространствами, как наука, общество, культура и,&nbsp;собственно,&nbsp;философия.</p> Евгений Георгиевич Соколов Copyright (c) 2021 Евгений Георгиевич Соколов 2021-12-31 2021-12-31 37 4 672 693 10.21638/spbu17.2021.408 Towards the possibility of transforming consumer culture into ecological civilization https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/13381 <p>В статье анализируются перспективы экологической цивилизации в&nbsp;управляемом средствами массовой информации обществе конца XX и&nbsp;двух первых декад XXI&nbsp;в. Авторы исходят из&nbsp;факта самоидентификации личности под влиянием идеологии массового потребления, которая определяется чрезмерным производством и&nbsp;потреблением всех видов товаров и&nbsp; услуг. Политическая основа данной идеологии коренится в&nbsp; неолиберальных принципах, в&nbsp;основе которых лежат экономическая выгода производителей и&nbsp;доход, которым обладают потребители. Результатом повсеместного господства консьюмеристской идеологии и&nbsp;культуры является усиление экологического и&nbsp;социального кризисов на планетарном уровне. Практически неограниченная поддержка роста производства и&nbsp;потребления сталкивается с&nbsp;ограничениями способности планетарной системы обеспечивать ресурсы роста и&nbsp; поглощать загрязнения. Соответственно, человечество сталкивается с&nbsp;нестабильностью и&nbsp;непредсказуемостью антропоцена. С&nbsp;философской точки зрения глобальный экологический кризис инициирует проблему легитимации нормативных положений, призванных ограничить свободу неограниченного производства и&nbsp;потребления. Модель экологической культуры или экологической цивилизации, развивающаяся в&nbsp;современном Китае, может рассматриваться как противовес культуре и&nbsp;идеологии массового потребления. Провозглашенная в&nbsp;Китае в&nbsp;1980-х&nbsp;годах как ответ на сформулированную в&nbsp;Советском Союзе модель «зеленой культуры», она объединяет несколько «западных» парадигм: концепцию устойчивого развития, экомарксизм, экологическую демократию, не отказываясь при этом от традиционных китайских философских учений&nbsp;— даосизма, конфуцианства, китайского буддизма. Китайский энвайроментализм воспринимается сегодня не как копия западных образцов, а&nbsp;как элемент возрождения традиционных китайских способов интерпретации мира. Авторы статьи поднимают вопрос о&nbsp;том, является ли концепция экологической цивилизации реальной альтернативой культуре потребления, и&nbsp;приходят к&nbsp;выводу: ответом на вызовы эпохи антропоцена может стать постепенное преобразование культуры потребления в&nbsp;экологическую цивилизацию.</p> Richard Sťahel Slávka Tomaščíková Copyright (c) 2021 Richard Sťahel, Slávka Tomaščíková 2021-12-31 2021-12-31 37 4 694 705 10.21638/spbu17.2021.409 Презентация культа христианских святых в антирелигиозных музейных экспозициях эпохи «великого перелома» https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/13382 <p>В статье описываются цели, принципы и&nbsp;разные формы презентации культа святых в&nbsp;экспозициях антирелигиозных и&nbsp;краеведческих музеев в&nbsp;контексте идейных и&nbsp;культурных задач музейного строительства в&nbsp;начале 1930-х годов. Вопрос о&nbsp;презентации икон и&nbsp; предметов церковного культа в&nbsp; антирелигиозных целях был чрезвычайно острым: с&nbsp;одной стороны, невозможно было создать экспозицию о&nbsp;религии без экспонирования артефактов, имеющих к&nbsp;ней отношение, с&nbsp;другой&nbsp;— эти артефакты должны были служить разоблачению религии. После кампании по вскрытию «мощей» они нередко выставлялись в&nbsp;музеях с&nbsp;антирелигиозными целями, однако эта демонстрация чаще всего вызывала обратный эффект. В&nbsp;статье анализируются материалы дискуссии о&nbsp;возможности использования икон и&nbsp;предметов культа в&nbsp;антирелигиозных экспозициях, автор показывает, что в&nbsp;этот период обостряются противоречия между «антирелигиозниками», считавшими интерес к&nbsp;религиозному искусству «могильным эстетизмом», укреплявшим религию, и&nbsp; представителями так называемого культурничества, пытавшимися сохранить и&nbsp;экспонировать в&nbsp;музеях памятники религиозной культуры. Особое внимание уделяется изучению поиска «третьего пути» в&nbsp;разрешении существовавшего конфликта между классическими принципами экспонирования религиозного искусства и&nbsp;новым «антирелигиозным» подходом, опиравшимся на сравнительное изучение религий и&nbsp;на полевые исследования в&nbsp;области народной религиозности. Основными принципами этого «третьего пути», ориентированного на сохранение и&nbsp;экспонирование памятников религиозной культуры, стал отказ от их пиетистской интерпретации, должное внимание искусствоведческому анализу, а&nbsp; также марксистский историко-культурный и&nbsp;социологический анализ.</p> Марианна Михайловна Шахнович Copyright (c) 2021 Марианна Михайловна Шахнович 2021-12-31 2021-12-31 37 4 706 717 10.21638/spbu17.2021.410