Вестник Санкт-Петербургского университета. Философия и конфликтология https://philosophyjournal.spbu.ru/ <p>«Вестник Санкт-Петербургского университета. Философия и конфликтология» — научно-теоретический рецензируемый журнал, обобщающий результаты исследований ученых всего мира в области традиционных философских дисциплин — онтологии, теории познания, логики, этики, социальной философии, эстетики, истории философии, философии культуры и философии религии, а также актуальные разработки в конфликтологии, философии политики и права.</p> ru-RU <p>Статьи журнала «Вестник Санкт-Петербургского университета. Философия и конфликтология» находятся в открытом доступе и распространяются в соответствии с условиями <a title="Лицензионный Договор" href="/about/submissions#LicenseAgreement" target="_blank">Лицензионного Договора</a> с Санкт-Петербургским государственным университетом, который бесплатно предоставляет авторам неограниченное распространение и самостоятельное архивирование.</p> philosophy.vestnik@spbu.ru (Осипов Игорь Дмитриевич) philosophy.vestnik@spbu.ru (Осипов Игорь Дмитриевич) Птн, 27 Дек 2019 00:00:00 +0300 OJS 3.1.2.4 http://blogs.law.harvard.edu/tech/rss 60 О началах китайской метафизики: терминологические уточнения https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/6687 <p>Метафизика как атрибутивная часть и специфика европейской философии не может игнорироваться исследователями, как и обязательная часть любой другой философской традиции. Термин «метафизика» в силу его сугубой значимости не мог не вызвать поздних рецепций и в неевропейских философских традициях. Причем рецепции эти, опять же в силу значимости термина, оказываются способны глубже высветить философскую специфичность данных традиций самих по себе. В статье освещается проблема изначального философского смысла фразы из первой части комментария к «Книге перемен» «Си цычжуань» (фрагмент 12), послужившей прообразом понятия 形而上 學 (кит. син эр шан сюэ, яп. кэйдзидзё гаку), дословно — «учение о том, что выше форм». Это понятие было сконструировано японским философом Иноуэ Тэцудзирона основе фразы из «Си цычжуани» для перевода с его помощью на восточные языки (вначале на японский, затем и на китайский) одного из ключевых западных философских терминов — «метафизика». В данной статье рассматриваются иероглифическая этимология и семантические поля составляющих фразу из «Си цычжуани» китайских философских терминов 道 дао, 形 vсин и 器 ци. Выделяются три основные существующие в комментаторской и исследовательской традициях точки зрения на интерпретацию этой фразы: эйдетическая, техноморфистская, эмпиристская. На основании предположения о наибольшей релевантности третьей точки зрения реконструируется смысл фразы из «Си цычжуани», обуславливающий конкретные значения, в которых употреблены в ней термины дао, син и ци.</p> Феликс Евгеньевич Ажимов, Дмитрий Васильевич Конончук Copyright (c) 2020 philosophy journal https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/6687 Птн, 27 Дек 2019 00:00:00 +0300 Неизвестный солдат: философская апология войны и ее истоки https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/6688 <p>В философии мы сталкиваемся с апологией войны чаще, чем в каких-либо других сферах культуры. Позитивную оценку войн можно найти у Гераклита, Аристотеля, Фихте, Гегеля, Ницше, В. Соловьева, Бердяева, С. Булгакова и многих других мыслителей прошлого и настоящего. Автор статьи пытается найти причины этого явления. По его мнению, в самом характере философского дискурса есть черты, сходные с ментальными предпосылками войн. Во-первых, и для философии, и для войны характерен культ всеобщего и неприятие всего частного, индивидуального. Во-вторых, в философском дискурсе, как и в военной практике, используется «апофатическая логика», где всякое единство определяется через отрицание отдельного, особенного. В-третьих, и философии, и войне присущ антиутилитаризм, который противопоставляет всякому прагматическому интересу служение высшим неутилитарным ценностям. Эти сходства философии и войны объясняются их общей функцией: защитой базовых для того или иного сообщества смыслов. Смыслы составляют основу традиции. Обычно они принимаются без всякого размышления, но всегда ставятся под сомнение другими сообществами. Поэтому войны — неизбежный фактор культуры. Философия же возникает в качестве компенсаторного средства там, где, в силу тех или иных обстоятельств в рамках одного сообщества поколеблена традиция. Философия функционирует либо как средство обоснования базовых для сообщества смыслов, либо как средство их замещения. Но обосновать смыслы формально-логическим путем невозможно. И если сообщество уже не принимает базовые смыслы «автоматически», то единственным средством их обоснования становится насилие, наиболее радикальной формой которого является война. Таким образом, война для философии является своеобразной заменой аргументации. Не случайно большинство сторонников «вечного мира» — от А. Сен-Симона до В. Вернадского — связывали его установление с отказом от философского мышления в пользу научного, что, разумеется, является утопией.</p> Александр Иосифович Бродский Copyright (c) https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/6688 Срд, 19 Фев 2020 13:19:21 +0300 The economy of attention in the age of mental capitalism https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/6689 <p>В статье рассматривается современный подход к пониманию внимания как ограниченного ресурса, который является объектом регулирования и спекуляции в цифровой экономике, политике и медиакультуре. Целью статьи является анализ феномена коммодификации потенциала человеческого внимания в рамках парадигмы медиафилософии. Понятия «экономика внимания», «ментальный капитализм», «борьба за «взгляды» и «клики» рассматриваются в различных медиаконтекстах — от Instagram и Facebook до граффити и фотографии. Выдвигается мнение о том, что визуализация является существенной и неотъемлемой чертой ментального капитализма и его «экономики самооценки». Описываются критические подходы к вопросам экономики внимания на основе работ Джонатана Беллера и Бернара Стиглера. Подчеркивается роль экологической и этической ответственности в межличностных отношениях и структурах социальных практик в ситуации «борьбы за внимание». В заключение приводится краткое описание проекта визуальной экологии как новой формы взаимодействия между окружающей средой, социумом и субъективностью, работающей с новыми практиками и этикой медиапотребления. Визуальная экология — область исследований воздействия визуальных образов на конституирование медиареальности. Вопросами визуальной экологии являются проблемы массовой деформации режимов и скорости восприятия, особенности формирования опыта восприятия посредством медиа, проблемы визуального загрязнения и визуального насилия. Задачей визуальной экологии является выработка продуктивного системного взгляда на изменения визуальной среды, интенсивности ее воздействия, критериев организации стратегий сборки новых форм сообществ и политик, в том числе через создание и рефлексию медиаобразов, способных примирить противоречия между техническим и природным.</p> Дарья Алексеевна Колесникова Copyright (c) 2020 philosophy journal https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/6689 Птн, 27 Дек 2019 00:00:00 +0300 Философская экспертиза как фактор десубъективации техногенного тренда и достижения социальной справедливости https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/6690 <p>В статье обосновывается идея становления философской экспертизы как актуальной теоретико-практической формы решения судьбоносных проблем современности. Непосредственным истоком и примером философской экспертизы является гуманитарная экспертиза, вызванная к жизни достижениями и угрозами применения современных биотехнологий. Сложность проблем требовала обращения к различным специалистам и обычным людям. Сложился рабочий механизм диалога гражданского общества, научного сообщества с властью и бизнесом. Обозначались все новые сферы действительности, где можно и нужно было задействовать гуманитарную, социальную экспертизу. Все положительные достижения в области социальной, гуманитарной экспертизы обогащаются и обобщаются в рамках философской экспертизы. Философская экспертиза как новое качественное образование должна указать главное. Справедливость — интегрированная категория, имеющая одновременно социальное, нравственное, правовое и политическое (в том числе геополитическое) значение. Проблемы в области социальной справедливости следует считать фокусом негативных тенденций капиталистической глобализации, разрушающей государственный суверенитет и национальную идентичность. Техногенный тренд — ускоряющийся процесс распространения и развития всего связанного с техническим, технологическим в его соответствую- щей неопределенности и увеличивающемся влиянии на социальную жизнь, на судьбу человечества в форме катастроф, самоуничтожения, пост-вне-человеческого преодоления — еще сильнее консервирует и усиливает социальную несправедливость. Значительный манипулятивный потенциал техногенного тренда заключается как в самих технологиях, так и в оперировании ими как идеологией. Рассматриваются перспективы продуктивной философско-экспертной работы по решению глобальных проблем, смене негативного вектора функциональной взаимосвязи техногенных и социальных процессов на позитивный; по возвращению человеку, обществу и национальному государству роли субъектности в решении вопросов своего дальнейшего бытия.</p> Игорь Никифорович Тяпин, Вадим Михайлович Маслов Copyright (c) 2020 philosophy journal https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/6690 Птн, 27 Дек 2019 00:00:00 +0300 Бурятская Гэсэриада: тэнгристская мифология и эпическая интерпретация https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/6691 <p>В современных гуманитарных науках отмечается повышенный интерес к проблемам религиозной мифологии, определяющим духовные аспекты этнокультурной традиции народов. Как известно, многие теологические представления древности сохранились в эпической интерпретации, о чем свидетельствуют известные мифологические поэмы Переднего Востока, Индии, Греции и т. д. Потому исследование сакрального мира бурятской Гэсэриады, представленного пантеоном эпических божеств, видится актуальным. При общей недостаточной изученности религиозно-мифологической традиции степного Востока впервые интерпретируется сложный комплекс уранических божеств бурятской мифологии в тесной связи с небесным генезисом эпического героя. В первую очередь в статье исследуется пантеон божеств в бурятской мифологии, связанной с культом неба. В сравнительном плане приводится характеристика мира богов, содержащаяся в небесном прологе эпоса «Гэсэр». Автор приходит к выводу, что в эпосе «Гэсэр» сохранились наиболее «наследственные» черты исконной эпической традиции Центральной (Внутренней) Азии и многие элементы древнего аксиологического фонда монгольских народов. В статье также рассматриваются аспекты образа Хормусты и его трансформация в системе бурят-монгольской религиозной мифологии и шаманистской традиции. Хормуста — высшее божество неба — получает многогранное изображение в «Гэсэре». Любопытным штрихом к «портрету» Хормусты является описание его склонности к пиршествам. В этом просматривается отражение определенных исторических реалий, связанных с культом вина и застолья у кочевников. Явление «слишком веселого» бога в бурятском эпосе отражает своеобразие этого оригинального фольклорного персонажа в контексте этнокультурной традиции монгольских народов. В целом образ Хормусты, являющийся продуктом исторически сложившихся обстоятельств, составляет его теологический феномен в галерее евразийских божеств.</p> Баир Сономович Дугаров Copyright (c) 2020 philosophy journal https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/6691 Птн, 27 Дек 2019 00:00:00 +0300 Философия античной медицины: Гален о гомеомериях https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/6692 <p>Цель статьи — раскрыть особенности учения античного философа и врача Галена о гомеомериях. Это термин, установленный еще Аристотелем для обозначения понятия элементарного начала, мельчайшего элемента всякого качества. Актуальность данной темы обусловлена в первую очередь тем, что обращение к анализу представлений Галена о гомеомериях и их современная интерпретация помогут раскрыть уникальный философский контекст формирования медицинской науки в античности. Авторы обращаются к исследованию термина «гомеомерия» с целью выяснить, каким образом Гален объяснял процессы заболевания, происходящие в теле человека, основываясь на философском учении о гомеомериях. Гомеомерии, с точки зрения Галена, это невещественные сущности, находящиеся в самых первоосновах бытия. Они реализуют идею любой вещи в материи, в том числе в человеческом организме, как в целом, так и в его частностях. На многочисленных примерах из анатомии Гален показывает, что гомеомерии — это равенство абсолютных, тождественных и абстрактных идей в бытии, реализуемое в изменчивой действительности. По мнению авторов статьи, Гален полагал, что гомеомерии и присущая им тождественность являются относительными по отношению не к изменчивой реальности, а к идеальному бытию. Одновременно гомеомерии являются внутренней гармонией тела, заключают в себе однородные, присущие определенному качественному состоянию силы. Вещество, делимое до бесконечности, ограничивается определенным, однородным качеством, в результате появляется вся множественность вещей, объединенная неким бытийственным созвучием. Однородность характеризует присущие ей силы, действующие в отдельных частях организма, наделяя их движением и функцией, которые, в свою очередь, присущи как каждой конкретной части, так и всему организму в целом.</p> Андрей Петрович Щеглов, Наталия Петровна Шок Copyright (c) 2020 philosophy journal https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/6692 Птн, 27 Дек 2019 00:00:00 +0300 Природа конфликта: онтологический парадокс и экзистенциальное усилие принятия https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/6693 <p>В статье исследуется фундаментальная природа конфликта в&nbsp;русле экзистенциальнофеноменологического подхода. Несмотря на то что проводилось огромное количество исследований, посвященных феномену конфликта, внимания его взаимосвязи с&nbsp;онтологическим парадоксом не уделялось. В&nbsp;данном контексте осуществляется попытка определить единое основание для понимания природы конфликта посредством переосмысления специфического положения человека в&nbsp;бытии. Это становится возможным благодаря разворачиванию комплексной экзистенциально-феноменологической методологии, состоящей в&nbsp;описании опыта участного переживания парадоксальной природы конфликта. Очевидно, что в&nbsp;конфликте происходит столкновение противоположностей, несовозможностей, противоречащих друг другу сторон. Однако где берут начало и&nbsp;где располагаются эти противоположности&nbsp;— в&nbsp;«социальном измерении» между людьми или же фундаментальная парадоксальность укоренена в&nbsp;каждом? В ходе поиска ответов на подобные вопросы показывается, что равно непродуктивны как игнорирование (избегание) осмысления такой ситуации, так и&nbsp;спешка срочного разрешения конфликта, искусственный выбор одной из&nbsp;противоположностей парадокса в&nbsp;качестве ценностно более значимой. Возможным решением представляется работа с&nbsp;онтологическим парадоксом в&nbsp;плане его феноменологического тщательного разбора и&nbsp;экзистенциального усилия принятия принципиальной никогда-до-конца-неразрешимости конфликта. Тем не менее последнее показывает парадоксальный путь продуктивного имения дела с&nbsp;человеческой конфликтностью, позволяющий глубоко понять ее природу в&nbsp;категориях конечности, полноты, «внутренней войны», собственного состояния и&nbsp;усилия приятия. Данный подход может быть в&nbsp;дальнейшем применен как в&nbsp;философских, так и в&nbsp;научных исследованиях на основе представленных категорий. Например, значительный интерес составляет исследование таких феноменов, как кризис, привычка, изменение, инновация и&nbsp;т. д., в&nbsp;свете настройки собственного состояния и&nbsp;усилия принятия.</p> Екатерина Вячеславовна Биричева Copyright (c) 2020 philosophy journal https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/6693 Птн, 27 Дек 2019 00:00:00 +0300 Диалогическая парадигма власти: от маргинальной теории к политической реальности https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/6694 <p>Статья посвящена анализу различных концепций возникновения, истолкования и&nbsp;стратегий реализации власти. Основная цель исследования&nbsp;— выявление особенностей парадигмальных сдвигов в&nbsp;политической теории и&nbsp;обоснование диалогической парадигмы власти. В&nbsp;частности, в&nbsp;статье обсуждаются традиционные (секционные) и&nbsp;нетрадиционные (несекционные) концепции интерпретации власти, раскрываются теоретические и&nbsp;концептуальные основы диалогической парадигмы власти, в&nbsp;свете которой и&nbsp;рассматриваются властные стратегии. В&nbsp;качестве основных методологических установок были использованы системный и&nbsp;сравнительный методы исследования. В&nbsp;первом случае феномен власти рассматривался как сложный системный организм, а с&nbsp;помощью второго метода были выявлены эволюционные подвижки различных концепций власти. В&nbsp;ходе исследования выявлено, что как в&nbsp;системной, так и в&nbsp;поведенческой и&nbsp;реляционной концепциях интерпретации властных взаимоотношений есть теории, которые могут служить основой диалогической парадигмы власти. Автор указывает на ограниченность конфликтологических теорий власти и&nbsp;обосновывает идею о&nbsp;том, что в&nbsp;современных условиях по мере парадигмальных сдвигов меняется вся философия осуществления власти. В&nbsp;частности, обсуждая жесткие и&nbsp;мягкие стратегии реализации власти, автор указывает, что понятие «мягкая сила» вполне вписывается в&nbsp;контекст диалоговой парадигмы власти. Дело в&nbsp;том, что мягкая властная стратегия предполагает только мирные средства достижения целей. Кроме того, понятие мягкой силы подразумевает консенсус между субъектом и&nbsp;объектом власти, которого, скорее всего, можно достичь с&nbsp;помощью диалоговых технологий политической коммуникации. Автор приходит к&nbsp;выводу, что параллельно с&nbsp;формированием и&nbsp;развитием информационного и&nbsp;коммуникационного общества существенно снижаются возможности использования жестких властных стратегий, а&nbsp;децентрализация власти и&nbsp;использование сетевых технологий управления, в&nbsp;свою очередь, открывают новые перспективы для внедрения и&nbsp;применения диалоговых форм коммуникации в&nbsp;стратегиях осуществления власти.</p> Хачик Самвелович Галстян Copyright (c) 2020 philosophy journal https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/6694 Птн, 27 Дек 2019 00:00:00 +0300 Стратегическая культура в обществе риска: концептуальные основания анализа https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/6695 <p>В статье исследуются паттерны эффективного стратегического управления в эпоху глобальной конкуренции. Эти проблемы предлагается рассмотреть через призму концепта стратегической культуры в условиях общества риска. Как показывается в статье, стратегическая культура является фактором обеспечения конфликтоустойчивости и конфликтоспособности политической системы. Анализируются тематический репертуар и исследовательские стратегии изучения стратегической культуры, дается ее авторское определение как набора фундаментальных и устойчивых предположений, разделяемых социальными и политическими субъектами в отношении способности к конструктивной работе с напряженностью в обществе и внешнем окружении, к раннему и артикулированному восприятию конфликтных проявлений. Используя эту исследовательскую оптику и адаптируя идеи Дж. Скотта, авторы приходят к выводу, что снижение эффективности политики связано с игнорированием в процессе осуществления государственного управления «культурной априорности», что приводит к содержательному упрощению стратегического политического анализа «правильного» места государства в системе общества риска. Можно заключить, что привычное рассмотрение стратегической культуры преимущественно в контексте поиска эффективных сценариев обеспечения военной безопасности не является достаточным в процессе выработки стратегических сценариев поддержания собственной политической идентичности, основанной не на принципе «Я — Чужой», а на принципе совместного эффективного конфликторазрешения. Как показывается в статье, легитимация современных управленческих решений напрямую коррелирует с возможностью их влияния на возникновение социального «ущерба» от конфликтов или на его «предотвращение». Статья ставит вопрос о таком важном индикаторе типа стратегической культуры, как риск-рефлексии, взаимосвязь восприятия рисков элитами и теми, кого затрагивают управленческие решения. Утверждается, что сужение возможных альтернатив при согласовании рисков и опасностей особенно характерно для практики стратегического планирования на уровне субъектов РФ, что имеет важное значение для современных практик поддержания социального порядка, его конфликтоустойчивости и конфликтоспособности в условиях глобальной конкуренции регионов.</p> Андрей Викторович Алейников, Дарья Александровна Мальцева Copyright (c) 2020 philosophy journal https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/6695 Птн, 27 Дек 2019 00:00:00 +0300 «Драма жизни» в творчестве русских и словацких врачей-писателей https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/6696 <p>В статье рассмотрен феномен «пишущего врача» в&nbsp;России и&nbsp;Словакии на примере произведений М. А. Булгакова и&nbsp;П. Штрауса. Цель статьи&nbsp;— исследовать проблему «драмы жизни» этих пишущих врачей. Задачи: раскрыть особый внутренний мир авторов через патографический дискурс, показать особенности их философии жизни, взгляд на врачебную профессию, понимание концепций «боль, страдание, одиночество» и&nbsp;их отражение в&nbsp;творчестве. Основным методом исследования стало типологическое сравнение философских взглядов и&nbsp;способов, особенностей выражения идей представителями двух разных культур. Выявлено, что творчество «пишуших врачей» является междисциплинарным явлением, охватывающим медицину и&nbsp;литературу. Медицина становилась жизненным трамплином для авторов, поскольку в&nbsp;своих произведениях они отражали собственную врачебную практику, результаты общения с&nbsp;пациентами и&nbsp;коллегами и&nbsp;свои внутренние переживания. Булгаков и&nbsp;Штраус работали и&nbsp;творили почти в&nbsp;одно и&nbsp;то же время, однако судьбы их были разными. Булгаков бросил медицину и&nbsp;полностью посвятил себя литературе, а&nbsp;Штраус так и&nbsp;продолжал быть пишущим врачом до конца своей жизни. Штраус в&nbsp;своих произведениях смог сформулировать философскую концепцию нравственного поведения врача не только в&nbsp;профессии, но&nbsp;и в&nbsp;обыденной жизни, новый взгляд на понятие «одиночество». Творческий путь этих двух писателей был ознаменован политическими и&nbsp;социальными изменениями в&nbsp;их странах, которые тоже отразились на их мировидении. Они оба отстаивали свободу слова и&nbsp;самоопределения как писатели и&nbsp;неравнодушные граждане.</p> Златица Плашиенкова, Татьяна Викторовна Ковалева Copyright (c) 2020 philosophy journal https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/6696 Птн, 27 Дек 2019 00:00:00 +0300 Изучение Оксфордского движения: основные историографические проблемы и тенденции https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/6697 <p>В статье анализируются основные тенденции историографии Оксфордского (трактарианского) движения в&nbsp;Церкви Англии, оказавшего огромное влияние не только на ее последующее развитие, но&nbsp;и&nbsp;на эволюцию англиканства в&nbsp;целом. Цели статьи: выделить ключевые тенденции в&nbsp;развитии историографии Оксфордского движения, обозначить круг проблем, изучаемых исследователями, сосредоточив внимание на рассмотрении наиболее дискуссионных вопросов. В&nbsp;задачу статьи входит как аналитический разбор работ авторов, рассматривавших историю Оксфордского движения в&nbsp;контексте эволюции Церкви Англии (Н. Гэш, О. Чедвик, Н. Эвис, С. Браун), так и&nbsp;исследователей, в&nbsp;фокусе внимания которых был сам феномен трактарианства (О’Коннел, Дж. Гриффин, Дж. Роуландс, П. Ноклс, Дж. Перейро, Дж. Херринг). Авторы статьи применяли проблемно-хронологический и&nbsp; сравнительный методы, позволяющие представить основные историографические достижения в&nbsp;их динамическом развитии. Делается вывод о&nbsp;том, что конфессионализм, выражавшийся в&nbsp;представлении трактарианских лидеров или как «спасителей» Церкви Англии, или как «предателей», стремившихся привести ее в&nbsp;лоно Римско-католической церкви, в&nbsp;настоящее время полностью преодолен. Достигнут значительный исследовательский консенсус по таким вопросам, как дата возникновения движения, его революционный характер, взаимосвязь с&nbsp;высокоцерковной традицией, серьезное влияние на последующую эволюцию англиканства. Дискуссионным остается вопрос о&nbsp;взаимосвязи трактарианства с&nbsp;движением ритуалистов второй половины XIX&nbsp;в. Дальнейшие перспективы изучения Оксфордского движения связаны в&nbsp;первую очередь с&nbsp;анализом его международного измерения (в&nbsp;частности, российского), его восприятия британским обществом.</p> Михаил Станиславович Стецкевич, Татьяна Витаутасовна Чумакова, Сергей Фролов Copyright (c) 2020 philosophy journal https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/6697 Птн, 27 Дек 2019 00:00:00 +0300 Полемика о душе в религиозной традиции Китая https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/6698 <p>Статья посвящена полемике о&nbsp;душе, развернувшейся между сторонниками и&nbsp;противниками буддизма, которая получила отражение в&nbsp;сочинениях, написанных в Китае в&nbsp;период распространения и&nbsp;становления буддизма в&nbsp;этой стране. Цель статьи&nbsp;— раскрытие сути этой полемики и&nbsp;ее значимости в&nbsp;истории распространения буддизма в&nbsp;Китае. В&nbsp;связи с&nbsp;этим ставятся задачи: проанализировать религиозную ситуацию, сложившуюся в&nbsp;Китае до буддизма; рассмотреть представления о&nbsp;душе, восходящие к&nbsp;древней китайской истории; показать причины развернувшейся полемики о&nbsp;душе и&nbsp;то, каким образом эта полемика отразилась в&nbsp;сочинениях, вошедших в&nbsp;первый буддийский свод письменных памятников «Хунминцзи», составленный до оформления в&nbsp;Китае буддийских школ. В&nbsp;статье использованы методы текстологического анализа, а&nbsp;также сравнительный, культурно-исторический подходы. Отражены особенности адаптации буддизма к&nbsp;религиозной почве Китая и&nbsp;его трансформации в&nbsp;этой стране, богатой собственными духовными и&nbsp;культурными традициями. Раскрыты принципиальная значимость и&nbsp;содержательные аспекты противостояния между противниками буддизма и&nbsp;его сторонниками, главным образом между конфуцианцами, вышедшими из&nbsp;бюрократических кругов, и&nbsp;образованными буддистами. Показан постепенный переход обсуждаемых проблем буддийской сотериологии в&nbsp;каноническое русло. Делается вывод о&nbsp;том, что с&nbsp;появлением сочинений, представленных сформировавшимися в&nbsp;Китае буддийскими школами, полемика о&nbsp;душе заканчивается. Между тем представления о&nbsp;душе как онтологической основе перерождений продолжает сохраняться в&nbsp;популярном вероучении буддизма.</p> Леонид Евграфович Янгутов Copyright (c) 2020 philosophy journal https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/6698 Птн, 27 Дек 2019 00:00:00 +0300