Вестник Санкт-Петербургского университета. Философия и конфликтология https://philosophyjournal.spbu.ru/ <p>«Вестник Санкт-Петербургского университета. Философия и конфликтология» — научно-теоретический рецензируемый журнал, обобщающий результаты исследований ученых всего мира в области традиционных философских дисциплин — онтологии, теории познания, логики, этики, социальной философии, эстетики, истории философии, философии культуры и философии религии, а также актуальные разработки в конфликтологии, философии политики и права.</p> ru-RU <p>Статьи журнала «Вестник Санкт-Петербургского университета. Философия и конфликтология» находятся в открытом доступе и распространяются в соответствии с условиями <a title="Лицензионный Договор" href="/about/submissions#LicenseAgreement" target="_blank">Лицензионного Договора</a> с Санкт-Петербургским государственным университетом, который бесплатно предоставляет авторам неограниченное распространение и самостоятельное архивирование.</p> philosophy.vestnik@spbu.ru (Осипов Игорь Дмитриевич) philosophy.vestnik@spbu.ru (Осипов Игорь Дмитриевич) Пн, 25 июл 2022 16:25:58 +0300 OJS 3.1.2.4 http://blogs.law.harvard.edu/tech/rss 60 К вопросу об основах справедливости https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/14034 <p>Статья посвящена анализу категории справедливости. Так же как все аспекты человеческой деятельности, справедливость нуждается в&nbsp;основаниях, которые обеспечивали бы ей надежность. В&nbsp;статье показано, что в&nbsp;истории человеческой мысли сформировались два подхода к&nbsp;осмыслению оснований справедливости. Первый подход, представленный Дж.Коэном, Д.Эстлундом, С.Хаслангер, К.Хорном и&nbsp; другими, опирается на признание доминирования моральных принципов как оснований справедливости, их независимость от эмпирической действительности, политических, социальных изменений, научных открытий. Это независимый путь, который признает независимость фундаментальных принципов справедливости от фактов. Второй подход, сформулированный Дж.Ролзом, который предпринимает попытку создать универсальное представление о&nbsp;справедливости, связан с&nbsp;обоснованием ее научными теориями, созданными в&nbsp; политологии, психологии, социологии и&nbsp; других областях знания. Эта мысль прослеживается в&nbsp; работах Э.Росси, С.Риппона, М.Залы, Дж.Йосты и&nbsp; других. Этот подход получил название зависимый путь, его представители считают справедливость продуктом реального общества и&nbsp;признают ее основой согласие граждан в&nbsp;нормативной жизни общества, отдавая предпочтение договорным отношениям. Оба варианта решения проблемы оснований справедливости имеют свои сильные и&nbsp;слабые стороны, но&nbsp;ни один из&nbsp;них, взятый отдельно, не дает удовлетворительного результата. Опыт русской философии всеединства открывает гармоничный вариант решения этой проблемы. Он показывает, что основания справедливости создаются каждым человеком лично, при условии, что он рассматривает обстоятельства своей жизни через призму своей духовной природы. Этот процесс выглядит как практическое применение абсолютных по своей природе норм, в&nbsp; ходе которого возможны отклонения, колебания, но&nbsp;всегда в&nbsp;конечном счете осуществляется возврат к&nbsp;исходному положению. Такую позицию авторы называют гибкой трансцендентностью.</p> Андрей Иванович Виноградов, Ольга Дмитриевна Мачкарина Copyright (c) 2022 Андрей Иванович Виноградов, Ольга Дмитриевна Мачкарина https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/14034 Чт, 21 июл 2022 00:00:00 +0300 Gaston Bachelard’s theory of four poetic temperaments: On the affinity of the poet https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/14036 <p>В статье анализируется теория Г.Башляра о&nbsp;четырех поэтических темпераментах, в&nbsp;которой утверждается родство поэта с&nbsp;досократическими стихиями природы&nbsp;— огнем, водой, воздухом и&nbsp; землей. Ее исток&nbsp; — концепция поэтического образа как онирической грезы, вызванной к&nbsp; жизни художественным воображением. Трансформация взглядов Башляра как философа науки, который в&nbsp;своих работах по теории познания подчеркивал отрицательное значение образа как источника гносеологических препятствий, приводит к&nbsp;утверждению важности и&nbsp;автономности образа как сущностной деятельности психики, господствующей в&nbsp;области эстетики и&nbsp;художественного творчества. Как философ поэзии Башляр разрабатывает специальную методику анализа поэтических темпераментов, оптимально соответствующую предмету исследования. Он показывает, каким образом поэзия приближает субъекта творящего к&nbsp;субъекту воспринимающему и&nbsp;создает объединяющий субъективный опыт. Психоанализ воображения Башляра представлен в&nbsp;статье как фундирующий основополагающие психические процессы посредством использования образа как композиции и&nbsp;комбинации архетипических форм бессознательного, принадлежащих человеку как поэту. Поэтическое изображение приобретает материальное содержание через контакт с&nbsp; космическими стихиями. Согласно концепции Башляра, оно производно от символики четырех элементов: огня, земли, воды и&nbsp;воздуха, которые французский философ называет «гормонами воображения». Каждому из&nbsp;перечисленных элементов соответствует определенный тип воображения: земля, вода и&nbsp;огонь относятся к&nbsp;материальной деятельности, а&nbsp;воздух&nbsp;— к&nbsp;динамической. Сложность действующего по закону четырех стихий творческого воображения позволяет уточнить и&nbsp;классифицировать сферу образотворчества путем отнесения конкретного образа к&nbsp;той или иной стихии/ материи.</p> Камила Моравска Copyright (c) 2022 Камила Моравска https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/14036 Чт, 21 июл 2022 00:00:00 +0300 Spinoza’s doctrine on god and religion in the light of Soviet philosophical thought https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/14037 <p>Считается своего рода аксиомой утверждение о&nbsp;том, что на формирование атеистического характера философии марксизма среди всего прочего повлияли некоторые идеи Б.Спинозы. Однако философское наследие этого мыслителя было всегда противоречиво и&nbsp;потому всегда воспринималось неоднозначно. Его считали защитником католического вероисповедания, приверженцем иудаизма, модернизатором религии, пантеистом, наконец, атеистом. Последнее отношение стало доминирующим в&nbsp;советской философии. По мнению авторов статьи, оно являлось следствием синтеза субъективной апологетической позиции советских атеистов и&nbsp;объективно существующих противоречий и&nbsp;уязвимых аспектов спинозовской философии. Трансформация идей спинозизма в&nbsp; атеистическом ключе охватывала следующие аспекты философии голландского мыслителя: своеобразность интерпретации сущности Бога, причин появления древних священных текстов (в&nbsp;частности, невежество людей, незнание, страх перед неизвестным) и&nbsp;аргументация условности и&nbsp;символичности религиозных культов. Однако именно слабые стороны религии, по мнению Спинозы, способны укрепить нравственные устои в&nbsp;суеверном и&nbsp;малокультурном обществе. Именно религия создает тот минимум моральной культуры, без которого ни индивиды, ни социум не могут обойтись; человеческая мудрость является «подлинной религией», главным представителем ее выступал Христос, которого философ считал реальной исторической личностью. На основании этих взглядов в&nbsp; советской философии представлено два взаимодополняющих подхода в&nbsp; осмыслении спинозовских суждений о&nbsp; религии и&nbsp; Боге: 1)&nbsp; философ считается атеистом пантеистического толка (В.Соколов, И.Конников); 2)&nbsp; философ считается атеистом материалистического толка (А.Деборин). Радикальность второго подхода была со временем преодолена В.Асмусом, М.Беленьким, Э.Ильенковым, И.Нарским, которые доказали, что Спиноза, стремясь представить свое учение в&nbsp;виде несомненной, абсолютной истины, совершенно сознательно использовал господствовавшую в&nbsp;его время богословскую терминологию в&nbsp;качестве своеобразного инструмента для внедрения в&nbsp;сознание современников новых идей и&nbsp;понятий.</p> Валерий Лукьянович Павлов, Татьяна Дмитриевна Суходуб Copyright (c) 2022 Валерий Лукьянович Павлов, Татьяна Дмитриевна Суходуб https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/14037 Чт, 21 июл 2022 00:00:00 +0300 Власть дискурса и дискурс власти в раннем Средневековье. Италия и Испания https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/14038 <p>В статье рассматривается эволюция западной патристики от Августина к&nbsp;Григорию Великому и&nbsp;Исидору Севильскому в&nbsp;двойном аспекте: власти дискурса и&nbsp;дискурса власти. Первая имеет своим источником истину, «место» которой&nbsp;— в&nbsp;суждении (Аристотель), второй представляет собой проводимую властями политику истины. Власть дискурса в&nbsp;данном случае осуществляется как распространение христианской образованности в&nbsp; рамках складывающейся дискурсивной формации, подвижные границы которой очерчивают ареалы различных (ортодоксальных или неортодоксальных) форм этой образованности. Дискурс власти в&nbsp;рамках той же формации реализуется в&nbsp;виде решений и&nbsp;законодательных актов властей, так или иначе ориентирующихся на римскую традицию эпохи перехода от pax deorum к&nbsp;pax dei. Власть христианского дискурса особенным образом проявляется в&nbsp;отношении к&nbsp;евреям и&nbsp;иудаизму, поскольку иудаизм включается в&nbsp;христианство в&nbsp;качестве «исключенной» религии (учение Августина о&nbsp;народе-свидетеле), а&nbsp;церковь начинает играть в&nbsp;Средние века роль стабильного и&nbsp;повсеместного института обучения и&nbsp;передачи агонистической риторики. Священники становятся новыми «риторами» (П.Фредриксен), а&nbsp;продуктом их риторики оказываются «риторические» евреи. Дискурс власти в&nbsp;поздней Античности и&nbsp;раннем Средневековье определял правовой статус вполне реальных «исторических» евреев. Основной тезис статьи касается продолжающейся полемики по поводу христианской литературы adversus Iudaeos и&nbsp;соответствующих topoi: антииудаизм ее авторов обретает особенный характер в&nbsp;зависимости от того, продиктован ли он властью дискурса (христианского Слова) или являет собой дискурс власти.</p> Александр Григорьевич Погоняйло Copyright (c) 2022 Александр Григорьевич Погоняйло https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/14038 Чт, 21 июл 2022 00:00:00 +0300 Натуралистическая онтология и эпистемология моральных фактов https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/14040 <p>Исследование представляет собой презентацию оригинальной версии так называемого морального натурализма&nbsp;— концепции, сочетающей в&nbsp;себе элементы морального реализма и&nbsp;натуралистического эмпиризма. В&nbsp;первом параграфе даются исходные определения наиболее значимых для нашего исследования понятий (таких как моральный реализм, эпистемологический и&nbsp;метафизический натурализм, супервентность) и&nbsp;проясняется их смысл. Во втором параграфе представлена мотивация данного исследования, т. е. те основания, по которым нам следует стремиться отстоять как моральный реализм, так и&nbsp;натурализм. В&nbsp;третьем параграфе мы проделываем ряд шагов, нацеленных на экспликацию логической формы предполагаемых моральных фактов. Преимуществом предлагаемой трактовки их логической формы является то, что она позволяет утверждать, что познание таких фактов может быть результатом познания физических свойств объектов, из&nbsp;чего следует совместность морального реализма с&nbsp;натурализмом. В&nbsp;четвертом параграфе мы демонстрируем иное последствие предложенной логической формы: по своей структуре она сходна с&nbsp;логической формой менее спорных по своему статусу модальных фактов (таких как, например, факты о&nbsp;физических возможностях), что позволяет распространить на моральные факты все те подходы, которые имеются в&nbsp;отношении этих менее спорных модальных фактов. В&nbsp;том числе это позволяет показать, каким образом моральные факты могут быть супервентны на совокупности всех имеющихся физических фактов. В&nbsp;пятом параграфе в&nbsp;контексте всего предшествующего изложения мы проводим анализ наиболее серьезного затруднения для морального натурализма. Речь идет о&nbsp;гильотине Юма. Наконец, в&nbsp;шестом, заключительном параграфе мы приводим итоговый аргумент данного исследования.</p> Константин Геннадьевич Фролов Copyright (c) 2022 Константин Геннадьевич Фролов https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/14040 Чт, 21 июл 2022 00:00:00 +0300 Социальный конфликт и риск в междисциплинарном анализе https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/14041 <p>В статье подвергаются анализу конфликт и&nbsp;риск с&nbsp;позиций междисциплинарного подхода, который все в&nbsp;большей степени завоевывает признание и&nbsp;авторитет в&nbsp;качестве методологической парадигмы, открывающей научные перспективы, особенно в&nbsp; анализе многосоставных явлений общественной жизни. Претензии конфликтологии как молодой науки на междисциплинарный характер обусловлены ее предметом: способом взаимодействия с&nbsp;обществом, пронизывающим все сферы, а&nbsp;вместе с&nbsp;тем отрицающим и&nbsp;утверждающим связи и&nbsp;зависимости одновременно, определяя тем самым облик самого общества. Общество как система в&nbsp;дисциплинарной парадигме конфликта представлено в&nbsp;качестве продукта противоречий, проявляющихся в&nbsp;конфликте как разрушительной силе, угрожающей существующей безопасности, стремящейся упразднить существующую систему отношений; в&nbsp;междисциплинарной парадигме разрушающая функция конфликта мыслится как подготовительный этап его созидающей способности разрешать накопившиеся противоречия. В&nbsp;дисциплинарной парадигме конфликт представлен как способ разрушения мира, в&nbsp;междисциплинарной&nbsp;— как способ разрушения старого и&nbsp; созидания нового. Обращение к&nbsp; междисциплинарному анализу позволяет увидеть в&nbsp;конфликте как его негативные, так и&nbsp;позитивные свойства, безотносительно того, насколько противоположности, существующие в&nbsp;обществе, антагонистичны. Междисциплинарный анализ приводит нас также к&nbsp;пониманию тождества и&nbsp;различия конфликта и&nbsp;риска, позволяет рассмотреть проблематику социального риска в&nbsp;контексте проблематики конфликта, раскрыть социально-генетическую связь между ними и&nbsp;прийти к&nbsp;выводу, что конфликт производит риск, последний закрепляется в&nbsp;отношениях, становясь их непреложным элементом, оказывая обратное воздействие на конфликт установлением пределов действий взаимодействующих сторон.</p> Даур Арнольдович Абгаджава, Александр Иванович Стребков Copyright (c) 2022 Даур Арнольдович Абгаджава, Александр Иванович Стребков https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/14041 Чт, 21 июл 2022 00:00:00 +0300 Искусство и культура: эстетические идеи В.Э.Сеземана https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/14043 <p>В статье приводится анализ эстетических взглядов одного из&nbsp; интересных и&nbsp; самобытных, но&nbsp; пока еще, к&nbsp; сожалению, малоизученных русских философов — Василия Эмильевича Сеземана (1884–1963). Показано, что эстетика занимала ведущее положение в&nbsp; философских построениях Сеземана, оставаясь при этом всецело встроенной в&nbsp;систему философии русского мыслителя. Продолжая традиции трансцендентальной философии, Сеземан полагает эстетику в&nbsp; качестве общетеоретической дисциплины, объединяющей в&nbsp;себе все частные и&nbsp;отдельные исследования темы прекрасного. Как и в&nbsp;его теории познания, основополагающим элементом его эстетики становится феномен переживания, представляющий собой общую допредметную основу всей философской системы Сеземана. При этом, однако, эстетическое переживание в&nbsp;отличие от переживания как такового есть переживание особого рода. При выявлении специфики эстетического переживания особое значение русский философ придает исследованию проблемы формы, что объясняет его внимание к&nbsp;творчеству русских формалистов. Полемизируя с&nbsp;формалистами и&nbsp;немецким теоретиком искусства Генрихом Вельфлином и&nbsp;отстаивая характер формы как живой и&nbsp;ритмичной, он видит и&nbsp;позитивные стороны этих учений. Свои эстетические идеи Сеземан развивает в&nbsp;дискуссии с&nbsp;современными ему эстетическими теориями. Подчеркивается, что к&nbsp;проблемам эстетики Сеземан обращался в&nbsp; течение всей своей жизни и&nbsp; высказывал свои соображения по самым разным эстетическим проблемам: от теоретико-методологических до конкретно-практических и&nbsp;даже прикладных. В&nbsp;своей эстетической концепции Сеземан пытается продуктивно синтезировать неокантианский и&nbsp;феноменологический подходы.</p> Владимир Николаевич Белов Copyright (c) 2022 Владимир Николаевич Белов https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/14043 Чт, 21 июл 2022 00:00:00 +0300 Новая роль технологической составляющей в социальной реальности эпохи цифрового транзита https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/14045 <p>В работе эксплицируется новый фактор, требующий особого внимания при проведении социальных исследований динамических аспектов жизни общества в&nbsp;настоящее время. Впервые в&nbsp; истории человечества социальная деятельность в&nbsp; каждый момент требует соотношения с&nbsp;непредсказуемым революционизирующим развитием технологической среды, результаты которого за время одной человеческой жизни многократно трансформируют социально-экономическую среду. Отмечается, что в&nbsp;прошлой истории человечества при изучении социальной динамики фактором развития технологической среды можно было пренебречь, несмотря на то что состояние технологической среды всегда предопределяло состояние среды социальной. Это было возможно, поскольку в&nbsp;пределах человеческой жизни технологическая среда могла восприниматься как статичная (константная декорация для действия социального). Современность, характеризующаяся специфическим темпом развития цифровой среды, привносит коренные трансформации в&nbsp;данную картину. Радикальное ускорение темпа технологического развития в&nbsp;сочетании с&nbsp;фокусировкой этого развития на сфере информационных технологий определяет небывалое своеобразие наступившей цифровой эры. В&nbsp;статье показано, что в&nbsp;условиях критической скорости трансформационных процессов происходит резкое сужение горизонтов научного прогнозирования, приумноженное тем, что цифровые технологии, проникнув практически во все сферы социального бытия, все в&nbsp;большей степени определяют развитие социальное. Делается вывод, что для исследования динамики актуальных социальных процессов в&nbsp;темпоральности развития цифровой цивилизации требуется включение в&nbsp;анализ новой переменной&nbsp;— «техно», и&nbsp; далее переход к&nbsp; концепту «социотехнологический», отражающему неразрывность понятий «социо» и&nbsp;«техно» в&nbsp;новой реальности перманентной цифровой революции.</p> Ирина Григорьевна Шестакова Copyright (c) 2022 Ирина Григорьевна Шестакова https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/14045 Чт, 21 июл 2022 00:00:00 +0300 Институциализация теологии: опыт и перспективы https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/14046 <p>Статья посвящена анализу институционализации теологии в&nbsp;отечественном научнообразовательном социуме, под которой понимается совокупность процессов, в&nbsp;результате которых теологические исследования получают в&nbsp;общественном сознании ученых статус научных исследований, а&nbsp;сама теология обретает контуры научной дисциплины. Процессы институционализации теологии, обеспечивающие ей место в&nbsp;пространстве знания, приводят к&nbsp;тому, что базовые критерии оценивания научного продукта начинают распространяться и&nbsp;на богословские исследования, что порождает ряд теоретико-методологических сложностей. Одним из&nbsp;важнейших критериев в&nbsp;оценке научного продукта являются требования «новизны» и&nbsp; «оригинальности» научного исследования, которые не могут механически распространяться на богословские исследования. Очевидно, что ни в&nbsp;теологии, ни в&nbsp;других областях научного знания упомянутые критерии не могут рассматриваться вне связи с&nbsp;другими традиционными требованиями, которым должно отвечать научное исследование. Авторы полагают, что за спорами о&nbsp; содержании критериев новизны и&nbsp; оригинальности теологических исследований скрываются неразрешенные на концептуально-методологическом уровне дискуссии о&nbsp;статусе гуманитарных наук. Кроме того, теологию часто сопоставляют с&nbsp;философией религии, религиозной философией и&nbsp;(или) религиоведением. В&nbsp;связи с&nbsp;этим и&nbsp;нормативы новизны и&nbsp;оригинальности исследования, сложившиеся в&nbsp;этих дисциплинах, нередко автоматически переносятся в&nbsp;пространство теологии. Такой подход не учитывает принципиальные отличия, коренящиеся в&nbsp;области иерархии аргументации и&nbsp;критики концепций и&nbsp;парадигм. В&nbsp;результате анализа специфики теологического знания авторы пришли к&nbsp;выводу о&nbsp;том, что открытия в&nbsp;области теологии становятся не столько факторами революционной ломки устойчивых теологических концепций, сколько инструментом их последовательного совершенствования в&nbsp;рамках существующей парадигмы.</p> Александр Михайлович Прилуцкий, Дмитрий Викторович Шмонин Copyright (c) 2022 Александр Михайлович Прилуцкий, Дмитрий Викторович Шмонин https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/14046 Чт, 21 июл 2022 00:00:00 +0300 Инфосфера духовных учебных заведений Российской империи XIX — начала XX в. https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/14047 <p>Статья посвящена новому направлению в&nbsp;российском религиоведении&nbsp;— исследованию инфосферы религиозных институций. Под инфосферой в&nbsp;данном случае понимается совокупность различных институций и&nbsp;информационных ресурсов, а&nbsp;также обеспечивающих ее развитие каналов научных коммуникаций различной природы. Мы при этом опираемся на работы одного из&nbsp;создателей современной философии информации Лучиано Флориди, который создал неологизм «инфосфера» по образцу понятия «биосфера» и&nbsp;ввел его в&nbsp;научный оборот в&nbsp;середине 90-х годов XX&nbsp;в. в&nbsp;контексте изучения новой информационной реальности. В&nbsp;данной работе рассматривается небольшой сегмент исследований инфосферы&nbsp;— изучение инфосферы православных духовных учебных заведений Российской империи XIX&nbsp;— начала XX&nbsp;в. Анализируются основные методологические подходы к&nbsp;исследованию ноосферы семинарий и&nbsp;духовных академий, историография и&nbsp;источники. Масштабность поставленных задач требует и&nbsp;привлечения большого спектра источников. Это разнообразные письменные источники, как печатные, так и&nbsp;рукописные; описания библиотечных коллекций семинарий и&nbsp;духовных академий, каталоги библиотек преподавателей духовных образовательных учреждений. Также ценным источником сведений об инфосфере духовных учебных заведений являются записи лекций, журналы конференций духовных академий и&nbsp;заседаний академических советов, переписка и&nbsp;мемуары. Анализ контента периодических изданий позволяет реконструировать информационное поле преподавателей и&nbsp;учащихся духовных учебных заведений Российской империи. Это также дает возможность провести комплексное исследование круга чтения представителей духовного сословия, которое играло огромную роль в&nbsp;культуре России досоветского периода.</p> Татьяна Витаутасовна Чумакова Copyright (c) 2022 Татьяна Витаутасовна Чумакова https://philosophyjournal.spbu.ru/article/view/14047 Чт, 21 июл 2022 00:00:00 +0300